Главная Новости

ВС не разрешил VIP-клиенту «Траста» рассчитывать на закон о защите прав потребителей

27-12-2016, 12:56 admin Новости

Большинство держателей кредитных нот банка «Траст», обратившихся в суды, апеллировали к закону о защите прав потребителей как к основанию для иска. Однако Верховный суд счел, что они не всегда могут рассчитывать на этот закон, пишут «Ведомости».

Верховный суд включил в обзор судебной практики постановление по делу держателя нот банка «Траст». Клиент банка, купивший ноты, требовал от банка выкупить ценные бумаги, согласно договору, и ссылался на закон о защите прав потребителей. Суд сделал вывод, что для этой ситуации требования закона неприменимы.

Во включенном в обзор деле суд отмечает, что истец не оспаривал действительность договора, указывает руководитель аналитической службы юридической фирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова. Это значит, что к имеющемуся договору следует применять закон о рынке ценных бумаг, продолжает она, а закон о защите прав потребителей никакого отношения к этому не имеет. В то же время многие держатели нот строят свою защиту на том, что сделка была притворная, прикрывала отношения вклада, и, следовательно, к таким правоотношениям следует применять закон о защите прав потребителей. Это важный момент, но Верховный суд вряд ли стал бы включать в обзор пример, основанный на неправильном выборе истцом способа защиты права, считает она. И добавляет, что, увидев, что истец выбрал неверный способ защиты, суд мог бы самостоятельно переквалифицировать отношения вплоть до признания притворной сделки ничтожной.

В деле, которое рассматривала коллегия Верховного суда по гражданским делам, были специфические основания — например истец не оспаривал действительность договора с банком, согласен партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Однако постановление суда о неприменимости закона о защите прав потребителей к кредитным нотам, скорее всего, будет распространяться и при подаче иска по другим основаниям, например когда истец требует признать договор о покупке нот недействительным и рассматривать его как вкладчика, уверен он.

Речь о том, что многие истцы считали, что инвестиции в кредитные ноты аналогичны банковским вкладам, рассказывает директор юридической дирекции «Траста» Сергей Массарский. Поскольку речь шла об очень сложных финансовых инструментах, региональным судам первых инстанций не всегда хватало знаний в области финансов, считает он.

В деле, о котором говорится в обзоре, истец добивался исполнения банком его обязательств по выкупу нот, а не ставил под сомнение всю построенную банком схему, отмечает заведующий кафедрой гражданского права и процесса НИУ «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге Александр Сергеев. «С тем, как изложено дело (точнее, одна его сторона) в обзоре, и выводами Верховного суда можно согласиться, однако из обзора не следует, что к держателям кредитных нот неприменим закон о защите прав потребителей», — полагает он. Сам Сергеев также покупал ноты «Траста», он выиграл у банка в двух инстанциях, свою линию защиты он строил на том, что ноты прикрывали отношения по вкладу, и опирался на закон о защите прав потребителей.

Когда Верховный суд включает то или иное дело, рассмотренное его коллегией, в обзор практики, это значит, что он рекомендует судам нижестоящей инстанции ориентироваться на него, говорит Плешанова. Формально суды могут решать и по-своему, но на практике они всегда ориентируются на дела, опубликованные в обзоре.