Главная Новости

Эксперты усмотрели в спасении «Пересвета» избирательный подход ЦБ

20-04-2017, 13:22 admin Новости

Банк России 19 апреля объявил о решении санировать банк «Пересвет». Спасение банка, «дыра» в капитале которого оценивается почти в 104 млрд рублей, будет стоить корпоративным кредиторам почти 70 млрд рублей, а ЦБ — 67 млрд. ЦБ, принимая решение о санации «Пересвета», мог проявить избирательный подход, сходятся во мнении опрошенные Банки.ру эксперты. Они считают, что, в отличие от руководства сопоставимого по финансовым показателям Татфондбанка, который в марте лишился лицензии, акционерам и крупным клиентам «Пересвета» удалось достичь компромисса с регулятором и, таким образом, избежать абсолютных потерь.

Сговорчивые кредиторы

Решение о санации «Пересвета» было продиктовано не только экономическими факторами, полагают собеседники Банки.ру.

По мнению аналитика Райффайзенбанка Дениса Порывая, «с точки зрения государственных финансов возникает вопрос об экономической целесообразности спасения банка». «И АСВ выплатило вкладчикам компенсации примерно на 6 миллиардов, и государство выделило еще 66 миллиардов рублей. В данном случае было бы экономически выгодно ликвидировать банк, выплатить компенсации через АСВ, и на этом все закончить. Никаких социальных последствий не было бы», — говорит он. Подобное мнение высказал и бывший зампред ЦБ Олег Вьюгин.

Порывай, Вьюгин, а также руководитель группы банковских рейтингов АКРА Кирилл Лукашук и эксперт «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин не исключают, что решение о спасении «Пересвета» — результат активного лоббирования со стороны текущих кредиторов и акционеров. Крупнейшие акционеры «Пересвета» — принадлежащий Торгово-промышленной палате «Экспоцентр» (владеет 42,3% акций банка), религиозная организация «Финансово-хозяйственное управление Русской православной церкви (Московский патриархат)» (27,5%), ООО «Согласие» (9,4%) и ООО «Содействие» (9,9%). В числе кредиторов «Пересвета» банк с государственным участием Россельхозбанк, коммерческие Совкомбанк, банк «Открытие», Связь-Банк, Бинбанк и банк «Зенит», а также компании «Интер РАО» и «Русгидро». В состав совета директоров двух последних входит глава «Роснефти», с которой аффилирован банк — санатор ВБРР, Игорь Сечин.

«Спасение «Пересвета» было вопросом времени — вопрос заключался в том, какую сумму выделит государство, — считает Лукашук из АКРА, — вес кредиторов с точки зрения их возможностей и положения на рынке позволил этой ситуации состояться». В то же время ЦБ, достигнув договоренности с кредиторами, мог воспользоваться возможностью обкатать механизм конвертации обязательств в пользу капитала банка, добавляет Вьюгин.

А был ли bail-in?

Механизм, по которому ЦБ предлагает санировать «Пересвет», уникален. В нем задействованы не только регулятор и назначенный им банк-санатор, но и кредиторы, которые конвертируют средства, размещенные ими в банке, в субординированные облигации, и акционеры.

ЦБ называет предложенный им механизм санации bail-in. Но, по мнению опрошенных Банки.ру экспертов, таковым он не является. В результате bail-in кредиторы конвертируют свои средства в акционерный капитал банка и становятся его собственниками, но в данном случае этого не произойдет, объясняют Буздалин и Порывай. Кроме того, в России механизм bail-in законодательно не определен.

«Пересвет» будут спасать, используя традиционное привлечение средств от ЦБ с элементами bail-in — этакая смешанная система, — говорит Лукашук из АКРА. — Разумеется, это не bail-in в классическом понимании». С ним соглашается Вьюгин, при этом он подчеркивает, что из сообщения ЦБ непонятно, намерен регулятор выдать «Пересвету» кредит или же разместить средства в капитал.

Порывай добавляет, что в случае с «Пересветом» «банк договаривался с крупнейшими кредиторами о том, чтобы они конвертировали свои обязательства в пользу пополнения его капитала на определенных условиях, что, в частности, объясняет длительный процесс принятия решения по «Пересвету». При этом от государства потребовалось внести дополнительный существенный объем денег, сравнимый с суммой, на которую согласились конвертировать свои средства кредиторы, поэтому bail-in назвать такой механизм нельзя.

По мнению Порывая, если бы речь шла о применении «настоящего» bail-in и если бы по итогам оценки финансового состояния банка оказалось, что на его спасение потребовалась бы столь крупная сумма, банк было бы проще ликвидировать, и тогда клиенты потеряли бы все. «В данном же случае они были спасены. Они понесли потери, списав часть средств, но лишь частично. Государство фактически компенсировало эти потери. Это спасение кредиторов в объеме тех средств, которые дополнительно выделило государство», — считает он.

Вопрос об избирательном подходе

После появления новостей о том, что крупнейшие кредиторы «Пересвета» договорились о его спасении, и после объявления решения о санации участники банковского сектора задались вопросом о наличии избирательного подхода ЦБ к тому, какие банки могут претендовать на санацию. Вопрос был обусловлен, в частности, недавним отзывом лицензии у татарстанского Татфондбанка. У обоих банков были сопоставимые объемы активов, обязательств и собственных средств, при этом доля физлиц в портфеле Татфондбанка была значительно выше, чем у «Пересвета» (68% против 24% на 1 октября 2016 года). Но «Пересвету» дали большую временную фору (создав при этом правовой прецедент — продлив мораторий на удовлетворение требований кредиторов, что не предусмотрено законодательством) и оказали всяческую поддержку.

Как полагают собеседники Банки.ру, Татфондбанк лишился лицензии, поскольку его акционерам, в числе которых правительство Татарстана, не удалось договориться с регулятором о выработке механизма спасения банка. «С Татфондбанком, судя по всему, не смогли договориться, так как этот процесс требует достижения согласия со всеми кредиторами, акционерами. Кроме того, сила лобби должна быть такая, чтобы можно было и с государством договориться о том, сколько ему дополнительно внести. Во-вторых, у акционеров должны быть деньги и желание поучаствовать в санации», — говорит Порывай из Райффайзенбанка.

Буздалин и Лукашук разделяют его точку зрения. «Кредиторы и акционеры «Пересвета» были готовы пойти на конвертацию своих средств. Собственники Татфондбанка же участвовать в его санации не решились», — говорят они.

Порывай при этом считает, что если рассматривать оба банка с точки зрения системной значимости, было бы логичнее спасти Татфондбанк. «Системная значимость банка определяется тем, сколько на его балансе депозитов физлиц. «Пересвет» — не системно значимый банк, физлиц там почти не было. Плюс у Татфондбанка солидный акционер — правительство республики. Поэтому его падение было неожиданным, а спасение «Пересвета» выглядит еще более нелогичным», — поясняет он.

Управление и доверие

Перспективы возврата доверия потенциальных вкладчиков к «Пересвету» зависят о того, какую бизнес-модель изберут управляющие банка, говорят собеседники Банки.ру. Но остается открытым вопрос, кто именно будет управлять «Пересветом» и разрабатывать стратегию его развития. «Непонятно, как этот банк будет дальше управляться, кем конкретно, кто будет нести ответственность на уровне акционерного капитала, на уровне исполнительных органов. Это абсолютно неясный момент», — говорит Вьюгин.

Вероятно, банку придется разрабатывать новую стратегию, реформировать продуктовую линейку и так далее.

«Клиентская база у «Пересвета» достаточно узкая. Состоит она прежде всего из тех клиентов, которые выступают в качестве покупателей субординированного долга банка. Эти клиенты остаются с банком», — говорит Буздалин из «Интерфакс-ЦЭА». Представить потенциальных клиентов нового «Пересвета» Буздалин пока затрудняется. «Если стратегия будет внятной и рынку будет очевидно, что она будет предусматривать поддержку со стороны стратегического инвестора, то, возможно, будет их приток», — предполагает он.

Другой собеседник Банки.ру, сотрудник банка из топ-20 по размеру активов, настроен менее оптимистично. По его словам, в условиях, когда ЦБ спасает один банк, а у другого, оказавшегося в похожем положении, отзывает лицензию, предугадать, какой банк будет спасен, а какой — нет, фактически невозможно. В связи с этим, по мнению собеседника Банки.ру, вероятность притока новых клиентов — и физлиц, и юрлиц — довольно низкая. Помимо этого, он напоминает о неоднократно возникавших ситуациях, когда прошедшие процедуру оздоровления банки по разным причинам вновь оказывались нуждающимися в помощи со стороны ЦБ.

comments powered by HyperComments